Тренер - это друг и кумир
Владлен Лисянский
Леонид Лихно


     Пятидесятые годы для харьковского волейбола были, пожалуй, эпохой самого бурного расцвета. В разных турнирах побеждали харьковские команды, в клубном первенстве города участвовали сотни команд. Успешно выступали харьковсие мастера в составах сборных команд Украины на первой Спартакиаде Народов СССР. Фамилии Евгении Гагиной, Лидии Филашкиной, Эммы Легковой, Георгия Гафановича, Бориса Ломоносова, Владимира Горбунова упоминались тогда наряду с именами таких великих игроков, как Михаил Пименов, Георгий Мондзолевский, Валентина Волощук, Нина Задорожная. Харьков переживал волейбольный бум. Именно в ту пору, в пору радостного ренесанса "летающего мяча" и свела судьба автора этих строчек с юным волейболистом совсем не волейбольных кондиций, с Лёней Лихно. Он был по решению тренерского совета города включён в состав сборной юношеской команды Харькова. Правда, называлась та команда "Буревестник". Это было моё первое знакомство с будущим мастером. Первое, но весьма тесное знакомство, первое, но как показала жизнь, далеко не последнее. Волею того же тренерского совета мне, молодому тренеру было поручено готовить юношескую сборную к играм всесоюзного первенства. Среди своих сверстников пасующий игрок Лихно сразу был признан лидером, знатоком в вопросах тактики и непререкаемым авторитетом во всех и, честно говоря, всяких мальчишеских начинаниях.
     Так уж сложилось, что пути наши с Лёнчиком, а впоследствии с Леонидом Павловичем пересекались ещё много раз, а "производственные отношения" хотя и строились на разных, в соответствии с должностными функциями, принципах, но всегда оставались доброжелательными и взаимно уважительными.
     Очень не хочется, чтобы дорогие столь значительные для меня воспоминания вылились в хронологический перечень событий. Не мыслю себя и в роли биографа Леонида Лихно, мастера волейбола, заслуженного тренера и заслуженного деятеля физической культуры Украины.
     Что было главным в его спортивной каръере? Что являлось стержнем его характера? Какие, наконец, качества обеспечили ему столь бесспорный успех и такую непоколебимую популярность?
     Первые же шаги во взрослом волейболе оказались до обидного не простыми. Невысокий даже по меркам полувековой давности юноша, честно говоря, мог претендовать лишь на роль связующего, пасующего игрока. А конкуренция среди исполнителей этого (нынче такого дефицитного) амплуа в Харькове была жесточайшей. Пожалуй, как ни в каком другом городе Мира. Судите сами, лишь на три-четыре года были старше Лихно уже вкусившие признания и славы Юрий Поярков, Юрий Венгеровский, Борис Данильчук, а ещё ведь были и такие сильные мастера как Юрий Романенко и Юзеф Нападов. Как было пробиваться в таком окружении? Да был ещё и почти ровесник, щедро наделённый диспетчерским талантом Владимир Мокрушев. И ведь играть им всем предстояло ещё долгие и долгие годы.
     Лихно, надо сказать, неплохо играл в футбол, но из волейбола уходить не захотел. Видно, "болезнь" уже была неизлечимой. И добился всё-таки своего. И в "Буревестник" его брали, и в сборную приглашали. Но хотелось "своих" побед в своей команде. При его личном заинтересованном участии появилась в Харькове дерзкая и честолюбивая команда ДСК (домостроительный комбинат №1). Уговорил тогда Лихно своего любимого и самого уважаемого педагога Владимира Степановича Пономаренко помочь в "строительстве" новой команды. Наверное, совсем немаловажным оказался и тот факт, что укомплектовалась команда ДСК не только волейбольными единомышленниками, но и добрыми друзьями по жизни. Именно этой команде удавалось и конкурировать с "Буревестником", и побеждать признанных авторитетов. Увы, недолго простояла "новостройка". Но не изъяны в прочности и не "архитектурные излишества" сокрушили команду. Просто совсем плохо шли дела в "Буревестнике". А сменить знаменитый клуб в ранге главной команды города, взять на себя бремя многочисленных забот о волейболистах даже такой мощной организации как ДСК было не под силу. Нужен был не спонсор, а настоящий хозяин, хранитель волейбольной гордости Харькова. Это хорошо понимал Лихно, уже выступавший в роли играющего тренера и вкусивший амбиций организатора. Понимал это и Эдуард Степанович Марченко, известный в прошлом волейболист, возглавлявший к тому времени Дорожный совет "Локомотив". Марченко и Лихно сумели заразить идеей создания команды железнодорожников начальника Южной Николая Семёновича Конарева. Идея оказалась достаточно сумасшедшей и на редкость жизнеспособной. Усилиями главных инициаторов и руководства города желанная и долгожданная идея воплотилась в реальность.
     Сложным оказалось становление команды. В отличие от прежних команд Харькова в "Локомотиве" не все оказались единомышленниками. Не все игроки, не все тренеры, да и не все руководтели одинаково представляли себе будущее игрового ансамбля, по-разному им виделись основные принципы в организации повседневной работы. Уже и не припомню с чьей "лёгкой" руки появился даже весьма многозначительный термин - "здоровое ядро" команды. Имелось, вероятно, в виду, что не у всей команды со "здоровьем" было всё в порядке. Ситуация ухудшалась. Спортивные неудачи добавляли проблем. Ни в коем случае не пытаясь разделить молодую команду на "здоровых" и не очень, не давая оценок тренерам, которые менялись куда чаще, чем хотелось бы, посмею утверждать, что те, кто всё это затеял, ничуть не сомневались в правоте идеи. Любые препятствия, в том числе и создаваемые искусственно, только укрепляли стремление к конечному успеху. Было принято решение усилить команду. Не просто принималось решение и ох как не просто претворялось оно в жизнь. Самое активное участие в реализации кадровой проблемы принимал Лихно. Это он с Эдуардом Марченко сделали всё, чтобы в Харьков приехали, а кое-кто и остался тут навсегда, действительно талантливые мастера, замечательные волейболисты - Пётр Чухраев, Николай Лопин, Александр Дьяченко, Николай Падалко, Михаил Дещица, Сергей Фёдоров. Не оставили в "Локомотиве" без внимания и харьковских игроков. Ярко заблистал после армейской "отлучки" удивительный талант Ивана Андриенко.
     Вот тогда-то и проявилась в полной мере многогранная тренерская одарённость Леонида Павловича не только как тренера-организатора, как тренера-селекционера, но и как тренера-созидателя, тренера-стратега. И наставник, и команда трудились изо всех сил. Росло мастерство, росла вера в себя, вера в команду. 1978 год! Бронзовые медали чемпионата СССР! Это был настоящий триумф! Вслушайтесь в названия команд-конкурентов: ЦСКА, "Динамо", МВТУ - прославленные "виртуозы Москвы"! "Радиотехник" из Риги, ленинградский "Автомибилист", руководимый главным тренером Советского Союза Вячеславом Платоновым! И ещё, и ещё много разных и сильных соперников! В такой компании "бронза" немалого стоила. Тренер Лихно вошёл в когорту лучших волейбольных специалистов страны. Под его руководством сборная команда Украины успешно соперничала с командами других республик на Спартакиаде Народов СССР. Сборная "Локомотива" не раз побеждала в профессиональных мировых турнирах железнодорожников.
     И вот ведь... не менялся Палыч как человек. Оставался ровным, щедрым на доброту, пусть порой излишне либеральным, не гнушавшимся любой работы, не уходившим от ответственности. Да только, к сожалению, бывал он излишне чувствительным как к ударам судьбы, так и к людской несправедливости. Кому не известна изменчивая фортуна тренера. Мерилом оценки был и остаётся лишь сиюинутный результат. Годы успехов чередовались этапами реформации, периодами обновления...
     Были годы престижной работы за рубежом. Годы, принесшие новые победы. Годы уважения и восхищения мистером Леонидом. Именно так называл Лихно в личной беседе со мной Президент сирийской федерации волейбола. Лихно, наверное, никогда и никому не сетовал на свою судьбу. Но я-то точно знал, что годы в Сирии он считал едва ли не ссылкой. Леонид Лихно
     Харьков, "Локомотив" - вот что его влекло. И возвращение состоялось. Не только на родную землю, но и в свою команду!
     Недаром говорят: "...история повторяется". Снова долгие месяцы становления, поиска оптимальной тактики, возрождения команды-мечты. Снова терпеливое упование на спонсорство, а главное - на отеческую заботу руководства Дороги. И снова, как и раньше, благосклонность небес!! Спортивную организацию "Локомотив" возглавляет Евгений Щербина, давно и преданно влюблённый в волейбол. Он и стал поддерживать все начинания вернувшегося в родные пенаты Лихно. Не отвернулись от проблем команды и руководители ЮЖД. Но по-настоящему производственным подразделением Южной дороги волейбольный клуб стал благодаря личным и целенаправленным заботам Виктора Николаевича Остапчука нынешнего начальника Южной железной дороги. Нашли своё решение задачи по укомплектованию комады. И опять Лихно искал командную тактику, лепил новое лицо "Локомотива". Победы пришли не сразу. Снова годы поисков, годы находок и потерь... Кубок Топ-команд - в Харькове!
     В итоге - пятикратное чемпионство в Украине, украшенное кубковыми успехами; и настойчивое труднейшее восхождение и, наконец, Победа в европейском Кубке! Команда помнит Тренера!
      И ничего не меняет по существу тот факт, что Хрустальным кубком "Локомотив" овладел через пятнадцать месяцев после того как не стало Леонида Павловича Лихно. Это и его Кубок, его победы.
     Мы помним, как умирал Большой Тренер. Он умирал, как и жил - на работе. И недаром ведь, в дни рождения Тренера и в дни своих главных Побед Команда в полном составе приходит на городское кладбище, к кварталу могил Славы, приходит к Палычу. Команда помнит Тренера!

                Спорт над Миром руки простёр,
                Спорту поклоняется Мир!
                Тренер - режиссёр и актёр,
                Тренер - это друг и кумир!