Тренер
Денис Бувайлик


     Петровича боялись все. Клубный обслуживающий персонал, работники спорткомплекса и спортивной базы, но особенно игроки.
     Крутой был мужик. В прошлом мастер спорта по борьбе, невысокого роста, крепкого телосложения, с возрастом несколько потучневшего. Большая, коротко стриженая голова с пронзительными маленькими глазками сидела на короткой бычьей шее, покоившейся на могучих плечах.
     Особого колорита добавляла его манера говорить на поволжский манер, выделяя букву «о». Это было причиной для иронии и всевозможных пародий. Естественно, на почтительном расстоянии, чтоб не дай Бог не услышал.
     Никто толком не знал, как Петровича угораздило оказаться в таком интеллигентном виде спорта как волейбол. Что может быть общего между борьбой и волейболом?! Спросить, естественно, никто не пытался. Как говорится, здоровье дороже.
     Факт оставался фактом – Петрович уже не первый год был главным тренером титулованного клуба, из года в год пополнявшего свой медальный и кубковый запас.
     Его помощник Сергей Васильевич был квалифицированными специалистом и выполнял всю так называемую черновую работу. Составлял тренировочный план, определял стратегию на игру.
     Однажды в бане, немного захмелев от пива с паром, Василич осмелел и все-таки спросил:
     - Петрович, ну как тебе удается без волейбольных навыков управляться с командой?
     Петрович глянул на помощника, прищурился. Сердце Сергея Васильевича екнуло.
     - Самое главное знать и чувствовать людей. Своих, чужих. Понимать на что они способны сейчас и вообще. Вот выходишь ты на ковер, а перед тобой стоит зверюга эдакий. И чем больше ты смотришь на него, тем больше он тебе кажется. Что будешь делать? Ааааа – Петрович многозначительно поднял палец – нужно в глаза смотреть. Там все есть, все там увидишь. Глаза не обманут.
     Тренировки проводил Петрович в присущей только ему манере. Команды раздавал отрывисто и громко, что тот прапор в армии. У него не забалуешь.
     - Достал уже, сил нет – скрипели зубами в раздевалках измученные игроки.
     На играх тоже всякое случалось. Бывало, «летит» команда сопернику со свистом. Петрович берет перерыв, указывает пальцем на кого-нибудь и командует: «Окружите его!». Входил в круг. Следовал тычок в пузо жертве, да такой, что, казалось, будто из бедолаги весь воздух разом вышел, как из лопнувшего шарика. Потом в гробовой тишине следовала установка на дальнейшую игру. Команда выходила и выигрывала. Почему, никто не понимал. Может потому, что самое страшное осталось позади, может потому, что появлялась ненависть, а вместе с ней и злость, которую срочно необходимо было куда-то выплеснуть.
     - Да как он смеет меня унижать при всех?! Да кто он такой, царь, бог?! Все, решено. Уйду. Клянусь, уйду от этого изверга! – давали в очередной раз клятву пострадавшие от тренерской установки игроки, и в очередной раз ее нарушали.
     Никому не давал спуску Петрович. Был случай, вначале 90-х поехала команда играть серию товарищеских матчей в Чехословакию. Так эта страна называлась в то время. Ездили на своем командном автобусе из города в город и там играли с местными клубами. Тогда ни чартеров, ни больших денег у клубов не было. Во время очередного переезда между городами двое игроков, видимо, уставшие от всех этих мероприятий, не то драку в автобусе затеяли, не то баловались. В общем, вели себя громко. Время было позднее, большинство команды спало. Петрович терпел недолго.
     - Серожа, останови! – приказал он. Ребята притихли, но было поздно – вы чего это, соколики, не спите, чай не устали совсем? Все ребята устали, а вы нет. Нехорошо как-то, не покомандному.
     - Савелий Петрович…
     - А ну, кроссовки одели и марш из автобуса! Бежать, пока не скажу – хватит. А когда ребята вышли, скомандовал водителю – Серожа двигай за ними, фарами святи, а то эти балбесы ноги себе впотемках попереламают.
     - Брысь на койки – рявкнул провинившимся Петрович спустя 10 километров. – Попробуйте мне завтра плохо сыграть. Домой пешком побежите.
     - Уууу, сука… - очень-очень тихо, чтоб не слышал.
     На следующий день игру выиграли 3:0. Лучшими были эти двое. Они понимали, что больше трех партий просто не выдержат...

     Последний титул чемпиона СССР оказался последним не только для клуба, но и для страны. Началось смутное время. Оно вползло незаметно. Как незаметно темнеет в комнате. В один момент ты вдруг понимаешь, что уже не можешь читать газету, оглядываешься вокруг и видишь, что недавно светлая комната полностью погрузилась во мрак.
     Начались лихие 90-е. Свободные, беспредельные. Все, что казалось незыблемым, вечным, теперь рушилось. Приходилось выкручиваться всеми возможными способами.
     Несмотря на всеобщую разруху и дефицит, команда не бедствовала. Никто не знал, как это удавалось Петровичу и чего это ему стоило. Он стал все чаще где-то пропадать. Тренировки, даже иногда игры, теперь вел его помощник Сергей Васильевич. В клубе появлялись непонятные люди с бритыми затылками и безразличными глазами убийц. Один из них даже стал начальником команды. Петрович все больше хмурился и замыкался в себе. Игроки с удивлением обнаружили, что не чувствуют себя уютно без громогласных команд тренера, даже без его издевок.
     Дела в чемпионате шли по-прежнему хорошо, благо, что теперь это не был чемпионат всего СССР.
     Первым был Серега Филиппов. Однажды после тренировки Сергей Васильевич подозвал его и сказал, чтоб он зашел в кабинет к Савелию Петровичу.
     Спустя какое-то время Серега весь сияющий влетел в раздевалку, где его ждала встревоженная команда.
     - Еду в Грецию! – объявил он – Петрович мне контракт пробил!
     Все ахнули. Конечно, на соревнованиях за кордоном многие уже побывали неоднократно, но чтоб надолго, да еще играть за иностранную команду…
     Потом был Андрей Коровин. Его сосватали во Францию, потом Мишина – в Италию, Гарина – вообще в Бразилию.
     Так и разлетелись соколики по всему свету.
     Через два года, клуб, потеряв всех своих ведущих игроков и вылетев из высшей лиги, прекратил свое существование…
     Через пару лет у Петровича случилось несчастье. Его сына обвинили в убийстве. Петрович был уверен, что сын не убивал, знал, что это «заказуха», но ничего поделать не мог. Сыну светила вышка. Вскоре на Петровича вышли люди, которые предложили сделку – все, что есть у Петровича, за «отмаз». Все – это пара магазинов, ресторан, голос в решении многих «братских» вопросов. Петрович без колебаний согласился…
     Пятидесятилетие праздновали скромно, по-семейному. На зарплату водителя и учителя не пошикуешь.
     Накрыли стол в четырехкомнатной панельной квартире, оставшейся от былой роскоши. Сели.
     Отец, мать, сын и его жена с трехлетним Ванькой.
     Петрович за это время осунулся, полностью стал седым. Глубокие морщины добавляли ему еще десяток годков.
     Вдруг звонок в дверь.
     - Мишка-сосед, наверно, приперся – проворчала супруга, направляясь к двери, – вот, черт окаянный, не даст людям попраздновать спокойно.
     Обратно вошла тихо с широко раскрытыми глазами, по которым невозможно было понять напугана она или удивлена.
     Петрович глянул на жену, нахмурился.
     - Что там, Галя?
     - Там…
     Петрович не стал ждать. Мягко, но решительно отодвинул супругу с пути и двинулся в прихожую.
     Там, словно тополиная роща, загородив собой весь белый свет, стояли его ребята. Из Франции, Италии, Греции, Турции и даже Бразилии. Пятнадцать человек. Все с цветами, с подарками какими-то. Улыбаются. Мужиками стали. Красивые все такие, модные.
     Суровое лицо тренера окаменело. И, вдруг сжалось все, а потом растеклось как-то, размякло, поплыло.
     - Савелий Петрович – торжественно начал Мишка на правах капитана той самой команды. Начал и осекся.
     По щекам тренера, теряясь в морщинах, потекли слезы.
     Многие из ребят прилетели буквально на час. Была середина сезона, и отпрашиваться из клубов было нелегко. Каждый из них проделал не одну тысячу километров. Не сговариваясь друг с другом. О том, что другие тоже будут узнавали уже прибыв в город, когда искали адрес тренера.
     Ребята стояли, остолбенев, не зная, что делать, и смотрели на Петровича. А он стоял, плакал и повторял:
     - Сынки приехали, сынки приехали…

     http://www.proza.ru/2011/03/18/942